Кое-где во Франции государственные функции уже в руках исламистов

Об этом журналистам рассказала соавтор недавно вышедшей в издательстве Albin Michel книги «Подчинённая Франция: голоса несогласных» Каролин Валентен.

— На её страницах перед читателем разворачивается противостояние между французской нацией, её правилами и идентичностью с одной стороны, и контробществом — с другой стороны. Оно включает в себя отчасти (лишь отчасти) французских мусульман: тех, кто считает Францию враждебной средой и хотят формирования салафитского (салафиты — радикальное течение, отрицающее истинность традиционного ислама; к нему принадлежат террористические группы как на Ближнем Востоке, так и в России и Средней Азии. — Прим. Лайфа) контробщества, и тех, кто стремится к англосаксонской общинной модели, чтобы расширить заметность и место мусульман в общественном пространстве, — обрисовала Валентен содержание своей книги. — Книга говорит нам о том, что на части территории страны противодействующее нашей модели контробщество смогло взять верх и насадить собственные правила в ущерб правилам нации, которая подчиняется этой обструкции, хотя у неё есть средства дать отпор.

Она отметила, что к точно такому же выводу пришёл эксперт по исламу во Франции Тарик Йилдиз.

— Его посвящённое французским мусульманам исследование показало, что те прекрасно осознают слабость государства: некоторые недовольны ей, а другие рады, потому что «хотят занять его место». Из-за фактического отсутствия государства в некоторых уголках Франции государственные функции оказываются в руках исламистов, причём не обязательно наиболее радикально настроенных из них, — добавила Валентен.

В сентябре 2016 года на сайте авторитетного Gatestone Institute (США, Нью-Йорк) появилась публикация «Новая шариатская полиция Франции», где приведены сведения о целом ряде произошедших перед этим нападений в различных регионах страны на девушек-француженок, подвергавшихся нападениям со стороны местных представителей исламистского сообщества.

В целом же пресса, начиная с 2006 года, описывает многочисленные «запретные для входа зоны», созданные в иммигрантских кварталах Франции и представляющих анклавы наркоторговли и преступности, управляемые радикальными исламистами. Ничего удивительного: продажей наркотиков зарабатывала и «Аль-Каида»* в Северной Африке, этим же занимался в юности и основатель ИГИЛ* иорданец Абу Мусад аз-Заркави. Немало таких случаев отмечено и в Европе, где радикальные исламисты фактически сливаются с иммигрантской организованной преступностью.

— Уже до 40% террористических заговоров в Европе как минимум частично финансируются за счёт таких преступлений, как продажа наркотиков, кражи, грабежи, продажа поддельных товаров, мошенничество с кредитами, — отмечается в пространном докладе Международного центра изучения радикализации (Великобритания, Лондон), опубликованном в октябре 2016 года.

По утверждению Brussels Journal за 2008 год, в таких «зонах» во Франции проживает около 5 млн человек или 8% населения страны.

Истоки этой ситуации Валентен видит в «революции 1968 года» и появлении «новых левых», захвативших затем влиятельные позиции в массмедиа и культурной среде.

— Некоторые, как, например, журналист Эрве Алгаларрондо, считают поворотным моментом события мая 1968 года, когда демонстранты увидели, что не пользуются поддержкой среди рабочего класса: он предстал в их глазах уже не движущей силой революции, а, наоборот, бастионом утвердившегося порядка, — говорит исследовательница. — Левые с течением лет заменили символическую фигуру рабочего фигурой иммигранта и объявили его новой жертвой номер один ценой искажённой интерпретации антирасистской идеологии, которая утвердилась на Западе во второй трети ХХ века. Антирасизм подменил собой классовую борьбу, а прославление культурных различий стало новой summa divisio (лат. «делением обязательств», важнейший термин римского права. — Прим. Лайфа) общества, позволяя привлекать голоса граждан с помощью их самоидентификации уже не по классовым интересам, а по их принадлежности к этническому меньшинству ради получения неких особых преимуществ.

Стоит заметить, что аналогичную мысль высказал в нашумевшей книге «Смерть Запада» (2002 г.) видный американский консерватор Патрик Бьюкенен, описавший это идеологическое явление как «культурный марксизм», производящий революционное преобразование через разрушение традиционного общества новым, ненасильственным путём.

https://life.ru/t/%D1%80%D0%B5…

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *