Химтрейлы: оружие будущего или простые доводы?

Не так давно общественность заговорила о таком явлении, как химтрейлы. По версии конспирологов, инверсионные следы, оставляемые самолётами в небе, могут быть самым настоящим оружием массового поражения. Впервые об этом было упомянуто в США. Позже жители других стран начали внимательно всматриваться в то, что происходит на небе.

Мысль о химиотрассах прозвучала в статье «Weather as a Force Multiplier: Owning the Weather in 2025».  Спустя 11 лет телевидение штата Луизиана сообщило о клетчатом небе и завышенной концентрации бария — 6,8 миллионных частей (втрое выше ПДК). Но потом пришлось взять слова обратно (концентрация оказалась в тысячу раз меньше, 6,8 миллиардных частей). Однако именно это распространило теорию среди широкой публики.

Конспирологи главным аргументом, подтверждающим свою теорию, считают тот факт, согласно которому конденсационный след от самолета, летящего на большой высоте, виден около 10 минут. К одному расползшемуся следу добавляется ещё один, ещё и ещё, и небо затягивается белым маревом, через которое едва пробивается солнце. Следы от химтрейлов могут находиться в воздухе по нескольку часов. Уже на закате их полосы принимают ярко-розовый цвет.

Еще один признак, по которому можно определить химтрейлы – горечь во рту, возникающая после распыления.

Существует также мнение, что химтрейлы – это элемент климатического оружия. В качестве доказательства приводится множества фотографий и свидетельств очевидцев об изменении погоды после «решеток» на небе.

Конечно же, Америку я не открыл, покопавшись в интернете. Однако, нашел много чего интересного. Вопрос, сам по себе, имеет право на обсуждение.

В середине 2012 года телеканал «Культура» продемонстрировал документальный фильм о глобальном потеплении, с участием академика РАН, эксперта в области климатологии Израэля Ю.А. Израэль заявил, что распыление аэрозолей (т.е. химтрейлов) в атмосфере – это всего лишь способ борьбы с глобальным потеплением.

Как вы, может, и сами поняли, такое заявление не успокоило большинство заинтересованных, а только разбудило интерес к происходящему. Так значит, полосы на небе действительно несут в себе определенную задачу.

«Американцы придумали такую вещь как “геоинженерия” – это искусственное воздействие на климат с целью его изменения. У нас об этом, особенно в СМИ, усиленно умалчивают. Одно из направлений геоинженерии занимается изменением климата с помощью атмосферных аэрозолей. Единственным открытым документом, в котором говорится о применении атмосферных аэрозолей, является патент США №5003186 «Стратосферный посев Вельсбаха». Цель, указанная в патенте – это борьба с «глобальным потеплением».  Авторы предлагают в стратосфере, вокруг нашей планеты, создать отражающий солнечные лучи слой с помощью распыленных наночастиц металлов. По мнению ученых это снизит нагрев планеты солнцем», — говорит  активист движения против искусственного изменения климата и распыления в атмосфере ядовитых химических веществ Олег Лихачев.

Такая версия, по его мнению, абсурдна.

«Я считаю, что это просто прикрытие, введение общественности в заблуждение относительно реальных целей атмосферных распылений. Да и сами рассудите, – самолетами-распылителями сжигаются тысячи тонн авиационного топлива, выбрасываются в атмосферу огромные объемы углекислого газа и прочих продуктов сгорания, что приводит к выделению огромного количества тепла. И всё это для того, чтобы бороться с “глобальным потеплением” и “парниковыми газами” с помощью планетарного аэрозольного отражающего экрана. Где же здесь логика и здравый смысл?!»

Образование инверсионного следа, в частности содержащего аэрозоли, по мнению Лихачева, происходит не всегда. Это обусловлено общим фактором, объединяющим определенными значениями температуры, влажности и давления атмосферного воздуха, а также направления и скорости ветра. Из-за неоднородности атмосферы, вызванной изменением указанных параметров, может наблюдаться такое явление, как пропадание шлейфа. Затем он снова появляется. Часто бывает, что инверсионный след не появляется вообще, но если приглядеться повнимательнее, то видно, что атмосфера при этом заметно замутняется. Небо остается по-прежнему безоблачным, но видимость на несколько порядков снижается.

Лихачев также опирается на опубликованную в США статью, датируемую 1996 годом. «Погода как умножитель силы: подчинение погоды к 2025 году». Цель доклада – Модернизация Военно-Воздушных Сил, чтобы сохранить за США подавляющее превосходство в воздушном и космическом пространстве в будущем. Исходя из этого доклада, можно представить следующую схему применения климатического оружия:

Weather as a Force Multiplier Owning the Weather in 2025

1. Вся планета поделена на зоны, где за погодой следят спутники и, где возможно, наземные датчики.

2. Пентагон за считанные минуты получает метеопрогноз для страны, где должна пройти карательная операция.

3. В специальном центре военные климатологи по этим данным выбирают как удобнее «наказать» противника: устроить наводнение или засуху.

4. В самолёт загружают необходимые реагенты, и в час «Х» он обрабатывает атмосферу над страной-жертвой.

5. Одни вещества усилят ливень, другие вызовут засуху.

Согласно концепции, аэрозоли – самое настоящее оружие. Климатические аномалии – огромная сила, сносящая все на своем пути. Остается только подчинить ее себе, внедрив свой элемент, с помощью которого появится способность управлять ею. Лихачев раскладывает свои тезисы на несколько пунктов.

1. Сегодня вся планета поделена на зоны – возможные театры военных действий. Боевые операции осуществляет ответственное за эту зону командование, а подготовку метеоданных для этих операций осуществляют оперативные погодные эскадрильи (OWS). Прогноз по Европе, России, Украине и странам Африки осуществляет 21 OWS (Оперативная Погодная Эскадрилья).

2. Военная метеослужба США ведёт круглосуточный сбор метеоданных со спутников и из всемирной погодной сети, в которую включен и Росгидромет. Объём метеоданных составляет около 1 терабайта информации в сутки. Прогноз делается каждые сутки.

3. По оперативной погодной обстановке выбирается время нанесения удара.

4. В концепции говорится, что боевые самолёты наносят удар, распыляя аэрозоли в воздушном пространстве своего противника, но это совершенно нереально при наличии у него противовоздушной обороны. Необходимые для этого аэрозоли постоянно распыляются авиацией в атмосфере нашей планеты, и посылать боевые самолеты уже нет необходимости. В час «Х» в заданный район наводится радарный комплекс (типа ХААРП) и спутники-рефлекторы ударной группировки. Эта система накачивает энергией распыленные аэрозоли и создает мощный циклон, который наносит удар по стране-жертве.

В качестве доказательства применения химтрейла приводится снимок, сделанный в Москве, 9 октября 2009 года.

Еще одним примером климатического удара называется ледяной дождь, который прошел, также, в Москве, 25 декабря 2010 года.

По мнению активиста, действие климатического оружия можно распознать по нескольким признакам:

1) Мощные грозовые разряды. Подобная гроза зимой наблюдалась 25 декабря 2010 года в Московской области.

2) Жёлто-зелёное свечение на небе. Такое наблюдалось, например, перед разрушительным землетрясением в Китае.

3) Полярное сияние в тех областях, где оно раньше не наблюдалось. Например, полярное сияние над Индийским Океаном. Снимок со спутника 29 мая 2010 года.

2010 год действительно был нелегким. Кроме всего вышеперечисленного, Лихачев вывел еще один аргумент в пользу своей теории.

«Два события – извержение вулкана в Исландии 20/21 марта 2010 года и катастрофа на нефтяной скважине в Мексиканском заливе 20 апреля 2010 года объединяет крупнейшее на планете течение – Гольфстрим. В районе Исландии оно заканчивается, а в Мексиканском заливе – начинается».

После взрыва вулкана в Исландии вся Европа была окутана дымом, что естественно создало климатическую аномалию на континенте. И вслед за этим была взорвана нефтяная скважина в Мексиканском заливе, что повлекло за собой экологическую катастрофу не только в Мексиканском заливе. Течение Гольфстрим разнесло эту нефть по Атлантике и нефтяная пленка покрыла огромные пространства.

Все это привело не только к гибели множества обитателей океана, но и нарушило водный обмен в атмосфере. Генератор циклонов остановился, течение Гольфстрим разрушилось. В результате произошло наводнение в Европе и жара в России. Нанесен колоссальный экономический ущерб и многочисленные жертвы среди населения. Специалисты утверждают, что столь длительный блокирующий антициклон в России 2010 года был удержан также с помощью системы ХААРП.

С применением климатического оружия могут быть связаны и кошмарные стихийные бедствия в США. К примеру, ураган «Катрина», почти уничтоживший Новый Орлеан.

После прочтения вышеприведенного мнения я наткнулся на другое – абсолютно противоположное.

В одном из блогов автор подробно разбирает теорию, находя ключ к каждому ее пункту.

Теория химтрейлов (далее — ТХ) отмечает несколько характерных черт поведения следа, по которым классифицирует его как распыление опасного химического вещества.

1. След «включается» при подлете к городу или над определенным участком местности. ТХ объясняет это тем, что у пилота есть специальная кнопка, которую он нажимает, чтобы включить распыление химиката. И что все пилоты дают подписку о неразглашении этих действий.

2. След с распыленным ядом, в отличие от «обычного» следа, может висеть в воздухе часами не растворяясь. Особенно часто такие следы можно увидеть утром, потому что (по положению ТХ) их распыляют ночью, чтобы никто не увидел.

3. Следы химтрейлов образуют сетку в небе – это делается для того, чтобы надежно распылить химикат не пропустив ни одного квадрата земли.

Для того, чтобы понять эти процессы разберем такое важное явление как «точка росы».

Вопреки расхожему мнению что облако наполнено водой – на самом деле воды в нем не сильно больше, чем в прозрачном небе. Просто в нем эта вода из фазы свободных молекул перешла в фазу тумана, в которой молекулы «прилипают» друг к другу образуя аэрозоль – взвесь сверхмалых капелек, веса которых не хватает чтобы продавить вязкость воздуха и начать падать вниз. Чтобы молекулы воды перешли в фазу тумана нам надо понизить их энергию, — тогда они перестанут отталкиваться друг от друга и начнется образование аэрозольной взвеси. Это можно сделать несколькими способами — например понизив их температуру. Поэтому на морозе дыхание превращается в «пар» или труба с холодной водой даже в сухом помещении покрывается каплями конденсата – вода, не видимая при обычной температуре, начинает конденсироваться на холоде.

Точка росы – температура, ниже которой наступает сгущение атмосферной воды в туман. Чем атмосфера более насыщена водой – тем точка росы выше, и тем меньше надо охлаждать воздух чтобы сгустился туман. Поэтому влажный воздух изо рта становится туманом уже при нуле градусов, а зимний уличный воздух, не так насыщенный влагой, становится туманом при -45С. Его точка росы ниже на 45 градусов.

С увеличением высоты температура и давление воздуха падают, и на определенной высоте достигается равновесие, при котором добавочная вода, попавшая на высоту из выхлопа двигателя, моментально охлаждается ниже собственной точки росы и превращается в полосу густого тумана, которую мы и видим как белый след в небе. Точно так же, как дыхание, остывая на морозе превращается в пар.

Другой, более технический пример – при выезде из теплого гаража на мороз выхлоп у машины, практически невидимый в гараже, превращается в белый дымный хвост. Содержащаяся в выхлопе вода остывает на морозе и тоже становится туманом. Хотя водитель в этот момент не нажимает никаких кнопок, впрыскивающих секретный токсин.

Следующая картинка иллюстрирует появление конденсационного следа при выходе самолета на эшелоны выше 9-12 км.

«Включение» следа над городами иногда происходит и потому, что для пролета над городом существуют ограничения по минимальной высоте, чтобы не мешать жителям шумом двигателей. И если авиатрасса над городом увеличивает высоту – то выход на высоту образования следа может случиться на этом участке траектории. О чем потом на сайтах химтрейлов пишут «я сам видел, как пролетая над городом самолет включил распыление».

Постепенно равновесие между окружающим воздухом и водой в следе начнет восстанавливаться, и след будет таять. Длительность этого процесса зависит от многих факторов и в первую очередь (для разных следов) – от содержания воды и частиц сгоревшего топлива в струе выхлопа, которые помогают формированию тумана, задерживая влагу на себе. Поэтому следы от разных самолетов могут таять по разному – из за различия в составе топлива, конструкции и настройке двигателей, разницы в мощности и режимах их работы.

«Ночные» следы толще и держатся дольше — потому что ночью и атмосфера стабильнее и облако конденсата не нагревается солнцем. Что удерживает его температуру в пределах точки росы. Но как только солнце восходит и начинает нагревать плотную струю пара – её температура растет и когда она становится выше собственной точки росы – след начинает стремительно таять. Точно так же тает по утрам туман над озером, державшийся всю ночь плотным покровом.

Другая причина того, что следы от летящих рядом самолетов разные в том, что на самом деле они летят на совершенно разных высотах. Например, на следующем фото расстояние между двумя самолетами больше километра. Может показаться что самолеты разного размера летящие на чрезвычайно опасной близости, но если приглядеться то видно, что это два Боинг В-767 разных авиакомпаний, один идет по эшелону, второй идет сильно ниже его и набирает высоту или снижается.

При некоторых условиях инверсионный след, вызванный охлаждением влажного воздуха, может возникнуть и у земли, но не от двигателей, а от зон разряжения, которые создает самолет при взлете и посадке. Входя во влажный воздух под большим углом атаки, крыло создает за собой зону разряжения, которая тут же заполняется теплым воздухом. Моментально остывая, он вызывает появление тумана за крылом и стекающих с крыла туманных струек. Чаще всего такое наблюдается в тропических широтах при очень большой влажности воздуха, либо в северных широтах при очень низких температурах. Такие туманные следы за самолетами получили название – «эффект Пандтля-Глоерта».

Образование облачной сетки — ещё одна популярная тема на сайтах ТХ. По мнению ТХ — это самолеты с ядом распыляют свой смертельный груз вдоль и поперек неба, чтобы никто не ушел от химиката.

Такая сетка образуется в месте пересечения двух авиатрасс. Всё воздушное движение в мире организовано по авиатрассам и воздушным коридорам, авиатрассы привязаны к трассовым радиомаякам, трассовым локаторам, движение по ним контролируется из центров управления воздушным движением, а плотность трафика на этих маршрутах может достигать десятков самолетов в час. Чаще всего такие маршруты проходят над безлюдными территориями, чтобы не мешать людям шумом самолетов, но иногда авиатрассы и даже их пересечения располагаются над населенными районами, что порождает слухи о загрязнении неба.

За час по крупной авиатрассе может проходить до сотни самолетов в одном направлении. Когда две такие трассы пересекаются, пересечение идет на разных высотах, чтобы не препятствовать движению воздушных судов и не создавать аварийные ситуации. Инверсионные следы такого пересечения трасс могут сформироваться в двух разных слоях воздуха, направление ветра в которых различно, и их начнет сносить в сторону. Чаще всего происходит именно так.

Впрочем, даже если следы лежат в одном слое атмосферы, одни будут сноситься вбок, а другие по курсу, что так же создаст «сетку».

В точности такую, которую любят демонстрировать на сайтах химтрейлов как неоспоримое доказательство недобрых намерений заговорщиков.

Почему ещё не имеет смысла распылять яды в стратосфере? Средняя скорость падения капель дождя составляет примерно 10-20 километров в час. То есть жидкость, вылитая с борта самолета на высоте 10 км, достигла бы земли через полчаса-час. Более мелкие частички способны держаться в воздухе неделями, точно так же как пыль в луче света от окна летает по комнате, не падая на пол. Именно по этой причине реальное распыление веществ с самолетов ведут с разбрызгивателями, дающими крупные капли, и делают это с предельно малой высоты – чтобы химикаты быстро и точно попали по назначению. Распылять же яд на высоте десятка километров в виде аэрозоля (а только такой след сможет держаться в воздухе, не падая на землю) – абсурдное занятие, поскольку на землю она попадет черед дни и недели, и за это время её воздушными течениями унесет на другую сторону Земли. Причем сам факт того, что след держится долго и не разрушается (а именно такие следы ТХ причисляет к особо опасным), уже говорит о том, что вещества остаются внутри следа, иначе он бы стал разрушаться, и мы бы увидели картину подобную этой.

Это перистые облака, они образуются, когда идущий погодный фронт «утюгом» вклинивается под насыщенные влагой воздушные массы и поднимает их на высоту 10-15 километров, в зону охлаждения. Атмосферная влага начинает конденсироваться в туман, образующий облако, а из него – в микроскопические кристаллики льда, которые начинают падать вниз. Облако движется по ветру, а сыплющиеся с него вниз кристаллы льда образуют «падающий» след в виде крючка. Такие облака сопровождают подход каждого холодного фронта. И подобным образом выглядело бы падение на землю веществ, распыленных на высоте от 10 километров. Однако инверсионные следы от самолетов таких падающих хвостов не имеют.

Отдельно упоминаются и сами средства распыления химиката, о которых говорят конспирологи.

Эти фото часто демонстрируются с намеком на то, что это и есть устройства распыления химического следа. На самом деле — это самолет-заправщик ВВС Франции, С-135FR, экспортная модификация американского Боинга КC-135 с серийным номером “93-CC”- s/n 63-8472. Сфотографирован в Канаде в 2005 году. Нижнее фото — такой же самолет ВВС США. Страшная труба под килем и не менее страшные бочки под крыльями – устройства для выпуска заправочных шлангов с конусами. Труба в полете отклоняется вниз, чтобы вывести шланг из турбулентности самолета-заправщика, чтобы конус не болтало при заправке в спутной струе.

Конструкции всех самолетов-заправщиков примерно одинаковы, и опознать их все на фотографиях «доказательств ТХ» не представляет трудности. Даже если заправщик произведет слив топлива из шлангов в полете (а он его на самом деле производит после дозаправки, сливая оставшееся в шланге топливо), то топливный след не будет висеть часами в небе, а как любая выплеснутая жидкость, быстро упадет на землю.

Ещё одно популярное фото с сайтов химтрейлов, тоже связанное с самолетами-заправщиками.

Это переоборудованный самолет заправщик КC-135, предназначенный для испытания систем антиобледенения, базируется в исследовательском центре ВВС США, на авиабазе Эдвардс в Калифорнии.
Его фото часто демонстрируют на сайтах ТХ. На самом деле на фотографии мы видим всё ту же заправочную штангу КC-135, но вместо конуса закреплена форсунка для разбрызгивания капель воды. Эта штука действительно распыляет, но не яд, а воду на испытуемый самолет, с целью проверить — как на него будет влиять намерзание льда на обшивке.

Далее автор более подробно рассматривает другие «доказательства» деятельности хитмрейлов. Однако, я не могу сказать, что встал на чью-то сторону, изучив оба мнения. Сами химтрейлы — вопрос спорный. Но климатическое оружие — факт весьма яркий. Единственное, что могу сказать однозначно — прежде чем утверждать что-то, стоит внимательно изучить такие вопросы с точки зрения элементарной физики, как это делает последний автор, которого я Вам привел. Гипотезы гипотезами, а наука — вещь стойкая.

Pin It

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *